Мнения и Аналитика
13:08, 19 апрель 2021
2 124
0

"ДЕЛО ПАХНЕТ КЕРОСИНОМ": США ГОТОВЫ СДЕЛАТЬ ШАГ НАЗАД?

"ДЕЛО ПАХНЕТ КЕРОСИНОМ": США ГОТОВЫ СДЕЛАТЬ ШАГ НАЗАД?

"Западные партнёры" закончились, США официально названы противником нашей страны. И сразу же после того, как замглавы внешнеполитического ведомства России Сергей Рябков выступил с таким серьёзным заявлением, раздался звонок из Белого дома:

 Джо Байден предложил Владимиру Путину встретиться лично на территории третьей страны. И встреча эта должна состояться не в "ближайшие несколько месяцев", как заявлялось ранее, а уже в "предстоящие недели". Можно ли говорить, что отношения России и США меняются? Этот вопрос в студии "Первого русского" ведущая Олеся Лосева обсудила с экспертами.


Что стало главной причиной, что президент США Джо Байден решил позвонить человеку, которого ещё месяц назад признал "убийцей", нам неизвестно. Возможно, к этому шагу его подтолкнули слова Сергея Рябкова, заявившего 13 апреля следующее: 
США являются нашим противником, делают всё для того, чтобы подорвать позиции России на международной арене, других элементов в их подходе к нам мы не видим. Выводы такие.
Возможно, дело также и в том, что в Вашингтоне поняли: перспектива потерять киевскую колонию приняла слишком чёткие очертания. Но не будем гадать о причинах, главное – факт: Байден позвонил для того, чтобы обсудить с лидером России двусторонние отношения и предложить встретиться. Площадка, на которой пройдёт встреча, пока обсуждается. Свою территорию предложили сразу несколько европейских стран. Что примечательно, встречу Байден хочет провести в формате саммита, то есть это означает, что планируется не просто некое обсуждение. Вероятно, будут заключены какие-то важные соглашения и сделки.

На санкции ответ будет жёстким
После этого разговора Путина с Байденом к помощнику президента России Юрию Ушакову пригласили американского посла Джона Салливана. Дипломату дали понять, что наша страна даст жёсткий ответ, если американцы ещё до этой встречи на уровне глав государств захотят предпринять какие-то резкие шаги и ввести санкции.

Олеся Лосева: Каким может быть наш ответ? И есть ли вероятность, что они действительно введут сейчас какие-то санкции в отношении "Северного потока – 2"?  Ответить на этот вопрос ведущая попросила Геворга Мирзаяна, доцента департамента политологии Финансового университета при правительстве России.

Геворг Мирзаян: Раньше это нас абсолютно не беспокоило: США вводили санкции за санкциями – за "Северный поток", за Украину, за то, что кто-то из американских сенаторов не выспался, а Россия на них не реагировала от слова "никак". Ну, выразили возмущение, и на этом всё заканчивалось.

А сейчас, после того как американский президент своим известным высказыванием пересёк все "красные линии", позиции России ужесточились. Мы дали понять: если вы, господин Байден, хотите с нами разговаривать, то давайте вести диалог по-взрослому. А взрослый разговор не подразумевает, что вы одной рукой порете нас санкциями, а другой – приглашаете сесть за стол переговоров.

Но так не бывает, тогда это вообще не переговоры, а некое мероприятие, проведённое для галочки – посидели, оговорили позиции и разошлись. Нас это не интересует. А теперь Россия заявила, что даст жёсткий ответ, не конкретизируя, в чём он будет заключаться (впрочем, о части ответа мы знаем – это высылка 10 американских дипломатов – ред.). И это хорошо, пусть американцы теперь гадают, как именно мы им ответим – просто откажемся от переговоров или что-то ещё сверху добавим?

В любом случае, Москва дала понять, что по Донбассу сейчас занимает жёсткую позицию, с которой отступать не собирается. А сам факт переговоров нас не очень воодушевляет, и ослаблять свои позиции мы не станем. И в случае чего – не обессудьте.

Стремительный бег событий – что дальше?
– Но посмотрите, как быстро стали развиваться события. Началось серьёзное обострение в Донбассе, потом Байден позвонил президенту Украины Владимиру Зеленскому, после чего экстренно созывается заседание Украина – НАТО. Потом мы заявляем, что считаем США своим противником, а не партнёром. А в это время Запад коллективно требует от нас ответа, почему мы где-то на собственной территории перемещаем военную технику. И тут раздаётся звонок Джо Байдена Владимиру Путину. Мне кажется, что тут одна целостная цепочка событий.

Обращаясь к политологу Борису Межуеву, Олеся Лосева спросила: Какое следующее звено будет в этой цепи?

Борис Межуев: Либо будет саммит, либо саммита не будет. Что мне здесь кажется важным. Когда к власти пришёл Байден, я предположил, что впереди у нас очень тяжёлый год. Ожидалось, что американцы постараются спровоцировать обострение в Донбассе, что Киев заставят сделать какие-то жёсткие шаги. А уж после возможного военного конфликта с Украиной Вашингтон попытается разрядить обстановку. То есть они предполагали, что ослабление напряжённости произойдёт только после реальных неприятных событий в Донбассе.
Но Россия повела себя довольно жёстко как в дипломатическом, так и в военном отношении, показав, что на шантаж поддаваться не будет.
 Поэтому Белому дому пришлось резко ускорить процесс деэскалации, чтобы избежать каких-то тяжёлых последствий. Сейчас они в некоторой растерянности и не очень представляют, как будут разруливать всю эту ситуацию и о чём станут договариваться с Россией. Поэтому у нас, как мне кажется, есть хорошая возможность, чтобы выдвинуть свои требования, в том числе и по Украине. У нас есть возможность для хорошего ответного хода, в том числе и дипломатического.

Если говорить о том, что будет делать Россия после введения санкций, то первое и самое очевидное – это признание независимости Донбасса и легализация возможного военного присутствия России на этой территории по абхазскому и южноосетинскому принципу. Я думаю, что мы не постесняемся использовать этот дипломатический ход.

Г.М.: Действительно, раскачка администрации Байдена проходила бы дольше по времени, может быть, это заняло бы год. То есть – война, потом отрезвление после войны, потом переговоры. Но целый ряд событий в мире очень быстро отрезвили американского президента.

И прежде всего – активизация Китая. Китайцы поняли, что отступать дальше некуда, позади Пекин, и стали очень жёстко отвечать на американские провокации. Кроме того, Иран, который усилился, в том числе и благодаря китайской сделке. После этого и он тоже пошёл на более серьёзные переговоры с американцами. Конечно, избегать ненужных конфликтов заставляют Байдена и внутриполитические проблемы в США.
Но я позволю себе не согласиться по поводу признания ДНР и ЛНР. Признавать народные республики до начала военного конфликта нельзя, потому что тогда мы будем позиционироваться как страна-агрессор, спровоцировавшая Украину на начало боевых действий.
Б.М.: С этим я не спорю. Я просто говорю о том, какой жёсткий шаг есть у России в запасе, в том числе начало военных действий. А шаги должны быть не просто жёсткими, а пропорциональными.

И я хочу отметить, что главный замысел Байдена провалился. Он надеялся собрать Запад и Евроатлантику в некое единое целое, чтобы противопоставить всё это Китаю и России. Но Евроатлантика рассыпается прямо на глазах. Мы видим, что Германия не хочет отказываться от "Северного потока – 2" и уж тем более от экономических отношений с Китаем. Под Вашингтон европейцы не готовы ложиться. Значит, США надо использовать против них жёсткую дипломатическую силу. Но тогда чем Байден будет отличаться от предыдущего президента США Дональда Трампа?

То есть сейчас довольно опасно США идти на конфронтацию с Россией. Об этом заговорили даже сами демократы – мол, слишком далеко всё зашло. В этой ситуации есть шанс, что саммит двух президентов состоится. Конечно, рано или поздно, но в Америке заговорят, что "Байден отступил перед Путиным", что он проиграл и "превратился в цыплёнка", струсив перед русским напором.

– Несмотря на это, напряжённость нарастает. Это заметно по тому, что происходит на Украине вокруг Донбасса. Создаётся впечатление, что Байден неспроста заявил, что до 11 сентября Америка намерена вывести из Афганистана все свои вооружённые силы. Куда будут переброшены эти войска? Некоторые эксперты, в том числе и украинские, предполагают, что Киев готов предоставить свои территории для размещения американских баз. Возможно, что именно там американцы разместят своих военных, выведенных из Афганистана.

Базы США на Украине – рискнут или поостерегутся?
К разговору в студии по скайпу присоединился военный эксперт Виктор Литовкин. Поэтому следующий вопрос ведущая адресовала уже ему:

– Как будут, на ваш взгляд, развиваться события на Украине после звонка Джо Байдена Владимиру Путину и в ожидании будущего саммита?

Владимир Литовкин: Я бы не стал придавать звонку Байдена слишком оптимистическое значение. Нельзя исключать, что это такой тактический ход, сделанный для того, чтобы успокоить Россию и убрать войска от границы с Украиной. Что Байден позвонил – это, конечно, хорошо, как и будущая встреча с ним Владимира Путина – на саммите они смогут обозначить друг другу свои позиции. Но при этом нам нельзя терять бдительность.

Вариант, что на Украине могут появиться американские базы, мне кажется вполне вероятным. Но если это произойдёт, мы должны заявить американцам, что тогда и на Кубе, а может быть и в Венесуэле или Никарагуа, появятся русские базы. Чтобы напомнить им про 1961 год. С американцами надо разговаривать жёстко. Они от своих интересов не отступают.

– Что даст саммит Владимира Путина и Джо Байдена, если он состоится? Какие могут быть достигнуты договорённости?

В.Л.: Не исключено, что будут переговоры о стратегической стабильности, о ракетах средней и меньшей дальности, о ядерном оружии и тактическом. Все эти вопросы должны стоять перед двумя лидерами. Вот это хорошо. Возможно, состоятся переговоры и по баллистическим межконтинентальным ракетам, количество которых сегодня уже явно излишнее.

Важных и интересных тем, которые могут быть обсуждены на саммите, очень много. Но самое главное, чтобы два лидера посмотрели друг другу в лицо и чтобы эти важные переговоры дали хороший результат.

Г.М.: Я не согласен с одним моментом. Во-первых, я считаю, что американских баз на Украине не будет, поскольку это то же самое, что дать Киеву ПДЧ в НАТО. Американцы понимают, что эту красную линию пересечь они не могут. Но они будут и дальше воодушевлять Украину обещаниями, что когда-нибудь всё сделают для того, чтобы окончательно привязать украинцев к американской колеснице, чтобы они и дальше волоклись за США по колее истории.

– Насколько вероятно прямое военное стравливание России и Украины?

Г.М.: Это они и пытались сделать до тех пор, пока у них была уверенность, что Россия спасует, что не даст жёсткого ответа, что не станет защищать республики Донбасса от геноцида.

Если говорить о будущих переговорах Путина и Байдена, то я очень надеюсь, что тема стратегического сдерживания не станет их главной целью. Хочется надеяться, что стороны будут обсуждать более насущные проблемы – Украину, Иран, Афганистан и так далее.

Дело пахнет керосином
– Многие в Америке сейчас говорят, что не надо так жёстко вести себя с Россией. Вот и аналитик американской компании Wikistrat Грег Лоусен в статье для журнала The National Interest написал следующее: "Вашингтон ждёт грандиозный стратегический провал в случае прямой конфронтации с Москвой из-за ситуации на юго-востоке Украины".

Г.М.: В этой статье был более важный момент, когда господин Лоусен объясняет, что если уж сдерживать Россию, если уж ей противостоять, то по вопросам, которые представляют для американцев экзистенциальный интерес, где реально стоит на кону безопасность и независимость суверенитета США.

Украина таким вопросом не является. На мой взгляд, это какая-то не совсем понятная авантюра для США. А для России – как раз наоборот, Украина – это территория, представляющая экзистенциальный интерес. Поэтому мы будем защищать там себя, а американцы там участвуют только ради каких-то внешнеполитических целей.

Б.М.: К слову, на эту же тему появился целый ряд публикаций. К примеру, в The American Conservative об этом написал полковник Дуглас Макгрегор. Было ещё выступление коннгрессвумен Тулси Габбард в Fox News.

То есть целый ряд американских экспертов осторожно говорят, что "дело пахнет керосином". Есть версия, что такую партию относительного реализма представляет Совет по национальной безопасности и советник Джо Байдена Джейк Салливан. Будем надеяться, что это чуть-чуть снизит шансы госсекретаря Энтони Блинкена, который и стоит за расшатыванием ситуации.

– В то время как Украина смотрит на Запад и делает всё, чтобы на неё обратили внимание, Россия говорит, что нам Запад не нужен, мы пойдём своим путём. Предлагаю послушать, что по этому поводу сказал учредитель телеканала Царьград Константин Малофеев:
Мы не часть западной цивилизации. Мы самостоятельная русская цивилизация, если хотите, цивилизация Севера, мы не Восток, и не Запад, и не Юг. Мы единственная самобытная цивилизация в своём духе. Мы должны понять, что мы сами по себе и мы должны жить отдельно от них. Только так мы сумеем пережить тот шторм – культурный, экономический, политический, не дай Бог, военный, который может произойти с вот этим глобальным западным миром. Мы видим, что происходит в цитадели западных ценностей – в США. Это не остановится. Наша задача – отгородиться от этого, прекратить с ними якшаться, прекратить уважать то, что они нам пропагандистски вкладывают, и абсолютно самостоятельно двигаться вперёд.


Источник: tsargrad.tv
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)