Общество
10:18, 01 февраль 2020
2 276
0

Последний член экипажа подлодки Маринеско раскрыл тайну гибели гитлеровской элиты

Последний член экипажа подлодки Маринеско раскрыл тайну гибели гитлеровской элиты
92-летний бывший подводник Станислав Звездов - единственный ныне живущий член экипажа подлодки С-13 под командованием легендарного Александра Маринеско. Станислав Александрович рассказал о деталях операции по потоплению гордости немецко-фашистского флота - девятипалубного лайнера «Вильгельм Густлофф», на борту которого находилась немецкая военная элита, гестаповцы, чиновничий аппарат.



30 января 1945 года подлодка под командованием Александра Маринеско в районе Данцигской бухты потопила лайнер «Вильгельм Густлофф». Ну судне высотой с 15-этажный дом находились девять тысяч человек. Подобное событие стало стратегическим успехом советского ВМФ, а для Германии - крупнейшей морской катастрофой. История известна под названием «атака века».

«В ночь под Новый 1945 год мы стояли в порту Турку. Лодка готовилась к своему пятому боевому походу. В праздничные дни наш командир получил увольнение на берег и пошел с товарищами в город. Правда, вернулся на базу с опозданием. Причина была банальна: ту ночь он провел с женщиной. Но этот факт использовали недоброжелатели. Его незаслуженно обвинили в измене: доложили руководству, что он мог передать этой женщине секретные военные шифры. Задержка офицера в иностранном порту заинтересовала СМЕРШ. Информацию проверили: женщина оказалось шведкой русского происхождения. Александру Маринеско на тот момент было 32 года, а ей - 26. Политуправление получило выговор за плохую работу с личным составом, а Маринеско спасла репутация высококлассного профессионала подводной войны. На Балтике воевало 13 подводных лодок, но уцелела только одна-единственная, которой командовал Маринеско, - С-13», - вспоминает Звездов в интервью МК.

По словам ветерана, «атака века» вошла в историю ВМФ не благодаря, а скорее вопреки официальной пропаганде. Этот термин был принят не нами, а англичанами. И переоценить эту историческую победу невозможно.

Наша подлодка 9 января 1945 года вышла из финского порта Турку на боевую позицию в южную Балтику, в район банки Штольф. Мы дежурили две недели, так и не встретив кораблей противника. На свой страх и риск командир меняет район дежурства и занимает рискованную позицию вблизи выхода из Данцигской бухты. Как опытный моряк, Маринеско понимал, что скорее всего суда противника пойдут прибрежным фарватером.

И вот 30 января на выходе из бухты мы обнаружили конвой, а при сближении увидели крупную цель, которая пересекла курсовой угол лодки и уходила. Чтобы ее догнать, мы всплыли и пошли в надводном положении параллельно курсу противника. Лайнер шел со скоростью 16 узлов.

На самом полном ходу подлодка дает 18 узлов, но командир приказал форсировать двигатели, и мы дожали до 19,5 узла. Сумасшедшая гонка продолжалась около двух часов. Командир не сходил с мостика: сильно штормило, налетали снежные заряды, видимость была отвратительная. Но нет худа без добра: лодку, идущую полным ходом в крейсерском положении на фоне берега, противник не заметил.

В 23.02 курсовой угол достиг расчетного, и после команды командира в 23.08 был произведен залп тремя торпедами с носовых аппаратов с дистанцией 4,5 кабельтовых (800 метров). Через 38 секунд мы услышали сильнейший взрыв. Все три торпеды попали в борт лайнера. Это было страшное зрелище! В момент взрыва все осветилось вокруг лайнера, немцы посыпались в ледяную воду гроздьями. Для рейха потеря 70 подготовленных экипажей для подводных лодок была невосполнимой.

«Лодку преследовали в течение двух часов. На нас сбросили более 200 глубинных бомб. Но наш командир был подводным асом. Его тактическое мастерство, хладнокровие, нечеловеческое чувство опасности, интуиция спасли подлодку от гибели. Маринеско проявил военную хитрость. Когда мы уходили, лодка не легла на дно, а четко и безошибочно маневрировала, ориентируясь на акустические данные. Мы шли на малых глубинах - примерно на 27 метрах, что противоречит инстинкту самосохранения. Понимая, что немцы стянут в этот квадрат дополнительные противолодочные средства, мы направились в открытое море. На пути у нас было минное поле - пришлось преодолеть и его. Александр Иванович был прекрасным военным тактиком. К слову, он хорошо играл в шахматы. Ведь удачная торпедная атака, расчет пути следования - это как блестяще сыгранная шахматная партия! Маринеско разгадывал маневр противника на несколько шагов вперед», - говорит ветеран.

Через десять дней, в том же боевом походе, подлодка Маринеско торпедировала вспомогательный крейсер «Генерал фон Штойбен» водоизмещением 14,6 тысячи тонн. На его борту находилось 4,6 тысячи отборных фашистов и большая партия боеприпасов. И здесь расчет командира оказался безошибочным.

Источник: vpk-news.ru
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)