Москва C

Последние новости

15:41
Покойную Легкоступову в свадебном платье заметили в Останкино
15:37
Путин анонсировал новую трансформацию России
12:59
Интерпол назвал дело православных олигархов политическим и отказался их искать
12:56
Роднина осудила заразившихся коронавирусом фигуристов за участие в банкете
12:52
СМИ: С Фёдора Бондарчука требуют через суд 6,5 миллионов
12:47
Коллектив "Роснано" проводил Чубайса песней
12:32
В Намибии на выборах победил Адольф Гитлер
12:26
В РФ обнаружили странность в сообщениях западных СМИ об эсминце США у Калининграда.
12:23
Российский терминал «Ультрамар» в любой момент сможет неприятно удивить прибалтов
21:46
"Серьезно, с автоматом?": появилось видео, на котором охранявшие Лукашенко омоновцы смеются над ним
21:35
Стало известно о более мощном оружии России, чем ядерные бомбы
21:22
Стало известно, кем оказался арестованный за госизмену физик
21:12
Штаты обвинили Турцию в подарках Кремлю
21:05
США выступили с новым заявлением по статусу Крыма
14:50
Госдеп США опубликовал необычный архивный документ с шутками над СССР
14:47
Лукашенко заявил о планах НАТО по захвату части Белоруссии
14:43
Кравчук пригрозил России планом Б
14:40
Бойкотировавшие заседание СБ ООН по Донбассу Франция и Германия разоблачили себя.
14:32
На Украине назвали сроки грядущего распада страны
Больше новостей

The New York Times: Как у России получается так "взлетать" вопреки законам?

Фото: из открытых источников
ИноСМИ
3 391
0
Россия, возглавляемая 20 лет Путиным, утверждает обозреватель газеты The New York Times, находится сейчас на гребне успеха, несмотря на то, что дела ее идут "не очень": экономика хромает, молодежь выходит бунтовать и многим происходящим недовольна.

"Как получилось, что спустя два десятилетия после того, как никому не известный шпион из КГБ 31 декабря 1999 года взял в свои руки бразды правления в Кремле, 2019 год стал лучшим для России, посеяв в США и ЕС смятение?" — недоумевает Эндрю Хиггинс, обозреватель The New York Times.


2019 год для России и Запада

Для стран Запада уходящий год, пишет автор материала, стал турбулентным:

США содрогаются в конвульсиях импичмента;

Британия замкнулась в себе и к концу января всерьез намерена покинуть Евросоюз;

Ближний Восток — еще недавно вотчина Англии и Америки — склоняется в сторону Москвы, которая побеждает в Сирии, продает Турции — члену НАТО (!) — свои зенитно-ракетные комплексы, подписывает многомиллиардные контракты с Саудовской Аравией, сближается с Египтом и вот-вот вступит в союз с Китаем.

Пять лет назад Россия была "региональной державой"

"Еще все помнят 14-й год, когда Барак Обама называл Россию "региональной державой", способной только угрожать своим соседям "не с позиции силы, а от слабости". И все знали — это правда", — пишет The New York Times. И недоуменно "разводит руками":

"Как огромная по размерам страна с 11-часовыми поясами, но очень слабая по экономическим меркам, превратилась за каких-то пять лет в такую могущественную силу?".

И цитирует Нину Хрущеву, внучку советского генсека, которая сейчас — эксперт по России в Нью-Йорке:

"Как такая прогнившая система могла действовать несоразмерно своим силам?"

Нина Хрущева о личности президента России

По словам внучки Никиты Хрущева, главный "механизм", двигающий Россию сегодня, — Путин:

"Это одновременно и технократ, и фанатик веры, и эксгибиционист, и секретчик, мастерски хранящий тайны. Ты ждешь от него прямолинейных и последовательных действий, а он внезапно выдает нечто совсем другое, создавая дымовую завесу и вводя всех в заблуждение".

Какой была Россия 20 лет назад

Эндрю Хиггинс пишет:

"20 лет назад, когда Борис Ельцин передал власть Путину, многие пытались понять, есть ли у нового президента хоть какие-то шансы справиться с той мрачной и тягостной ситуацией в стране, которую он унаследовал. О том, что там можно что-то поправить, даже никто не думал совсем. Ибо это представлялось невозможным: в стране был полный хаос: экономика — в упадке после краха СССР; армия развалена и слаба настолько, что проиграла войну в крошечной Чечне; население настолько разочаровано ельцинскими обещаниями о светлой эпохе капитализма, что деморализовано практически полностью.

Чего никто не ожидал

"У Путина были слабые карты, но он не боялся ими играть. Поэтому он страшен", — цитирует автор статьи слова Майкла Макфола, бывшего посла США в Москве.

Именно это российский лидер начал демонстрировать сразу, 20 лет назад:

через несколько часов после назначения поехал в Чечню и подавил там восстание;
модернизировал вооруженные силы;
осадил выросших при Ельцине олигархов: часть вынудил уехать, часть посадил, остальных — запугал;
создал новую олигархическую клику: она теперь полностью подчиняется Кремлю;
а теперь умело подогревает российский патриотизм — самую сильную черту своего народа.
Путин признался практически в том же, давая интервью кинорежиссеру Оливеру Стоуну.

"Вопрос не в том, чтобы иметь много власти, — сказал он. — Вопрос в том, чтобы распорядиться хотя бы той властью, которая у тебя есть, распорядиться правильно".

Новый путь

Путину однажды просто надоело, что "большие дяди" смотрят на Россию как на вымаливающего подачку карлика. В 2002-ом, в Рейхстаге, он сказал, как предупредил:

"Россия никогда не была такой сильной, какой она хотела быть, и никогда не была такой слабой, как о ней думали".

И показал наглядно, что может "разбуженный русский медведь". Именно тогда — почти 18 лет назад — Россия "занялась созданием собственных норм.

И, предполагает автор The New York Times, "сейчас мир наблюдает старт проекта "Новая Россия".

Источник: ruanalytica.ru
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.